Мне не хочется, чтобы они тратили время попусту. Ну а что касается твоего вопроса, то скоро я покажу. м-м. ответ. Они дошли почти до самого озера, прежде чем догнали троих сенаторов. Обе стороны обменялись натянутыми приветствиями. Депутация расследователей поняла, что Олвину известна цель их похода, и неожиданная эта встреча, совершенно очевидно, несколько смутила сенаторов. — Боюсь, что вчера вечером я до некоторой степени ввел вас в заблуждение, — весело обратился к ним Олвин.

— В Лиз я возвратился вовсе не старым маршрутом, так что ваши старания запечатать его оказались совершенно ненужными.

Воды уже плескались вокруг них, но еще не поднялись настолько, чтобы одержать окончательную победу. – Обойдем вокруг озера, – сказал Хилвар тихим голосом, словно величественное запустение наполнило благоговением его душу. – Может быть, мы найдем что-нибудь в этих развалинах.

Когда он закончил свое повествование, на некоторое время воцарилось молчание. Затем Сирэйнис взглянула на него и тихо произнесла: — Почему вы пришли в Лиз. Олвин посмотрел на нее с изумлением. — Я же сказал. Я хотел исследовать мир. Все твердили мне, что за пределами города нет ничего, кроме пустыни, но я должен был сам в этом убедиться.

— И это — единственная причина. Олвин поколебался. И когда он наконец ответил, это был уже не бестрепетный исследователь, а заблудившийся ребенок, рожденный в чужом мире: Нет.

Не единственная. Хотя до сих пор я этого и не понимал.

Усевшись перед экраном поудобнее, Элвин поискал взглядом робота. К его удивлению, тот исчез; затем Элвин увидел, что робот уютно пристроился в нише под вогнутым потолком. Он доставил Учителя на Землю и, как верный слуга, последовал за ним в Лис. Теперь он снова готов был принять на себя прежние обязанности, словно и не было прошедших тысячелетий. Элвин для пробы дал ему команду – и огромный экран ожил.

Перед ним была Башня Лоранна, странно искаженная, словно лежащая на боку.

Серанис ждала их в тени башни. Элвин не смог угадать ее возраст: ее длинные золотые волосы были тронуты серым оттенком, что, как он решил, являлось признаком старости. Наличие детей, со всеми подразумевавшимися последствиями, его очень смутило. Где есть рождение, там, без сомнения, должна присутствовать и смерть, и продолжительность жизни в Лисе и Диаспаре не могла не различаться, и притом очень сильно. Он не мог сказать, сколько – пятьдесят, пятьсот или тысяча, – но в ее глазах он чувствовал мудрость и глубину жизненного опыта, знакомую по встречам с Джезераком.

Она указала на небольшое кресло, но, несмотря на приветственную улыбку, не произнесла ни слова, пока Элвин не устроился поудобнее – насколько это было возможно под ее напряженным, хотя и дружелюбным, взглядом.

Затем она вздохнула и обратилась к Элвину низким, приятным голосом: – Это случается не часто, так что прости меня, если я не знаю правильного обращения.

Но гость, даже нежданный, имеет определенные права. Прежде чем мы поговорим, я должна кое о чем предупредить. Я могу читать твои мысли. Она улыбнулась нескрываемому изумлению Элвина и тут же – Но пусть это тебя не беспокоит.

Нет более строго уважаемого права, чем право на личные мысли. Я проникну в твое сознание только с твоего разрешения.

Но было бы нечестно скрывать от тебя это обстоятельство.

Это чудесное место, – сказал Элвин. – Как много людей знают о его существовании. – О, довольно много, но это их редко занимает. Время от времени сюда приходит Совет: пока все они здесь не соберутся, в город не могут быть внесены изменения. И даже в этом случае Центральный Компьютер может не одобрить предлагаемых изменений.

Сомневаюсь, чтобы эта комната посещалась чаще двух-трех раз в Элвин хотел было спросить, как сюда попадает сам Хедрон, но затем вспомнил, сколь многие из его изощренных шуток требовали знания внутренних механизмов города, доступного только после весьма глубоких исследований.

Настанет день, и она, возможно снова поглотит его сознание. Но день этот отстоял еще слишком далеко, чтобы пробудить в душе хоть какое-то чувство. Олвин снова обратил мысли к тайне своего рождения. Ему вовсе не представлялось странным, что в некий неощутимо краткий миг он мог быть создан могуществом тех сил, что создавали и все предметы повседневности, окружающие.

Нет, в этом-то как раз не было ничего таинственного.

Настоящей загадкой, до разрешения которой он до сих пор так и не смог добраться, которую никто не хотел ему объяснить, была эта его непохожесть на Не такой, как. Слова были странные окрашенные печалью.

Впрочем, это-то, по крайней мере, было в рамках принятых норм. Вы могли достаточно свободно раздавать знакомым индексный номер, но адрес — его открывали только самым близким друзьям. Пробираясь к центру города, Олвин все раздумывал над тем, что сказал ему Хедрон о Диаспаре и его социальной организации. Странно было, что ему до сих пор не встретилось ни единого человека, который был бы не удовлетворен своим образом жизни.

Он мог внести свою личность в Банки Памяти в надежде сломать шаблоны Диаспара, пока город окончательно не закостенел. Когда-нибудь мне следует выяснить, что стало с прежними Уникумами: это поможет заполнить пробелы в общей – И, кроме того, Ярлан Зей – или, возможно, кто-то другой -проинструктировал Центральный Компьютер, чтобы тот специально помогал Уникумам, когда бы те ни появились, – размышлял Хилвар, следуя ходу рассуждений друга.

– Да, именно.

Ирония заключается в том, что я мог получить всю необходимую информацию прямо от Центрального Компьютера, без помощи несчастного Хедрона. Мне бы он сказал больше, нежели. Но, во всяком случае, Хедрон сэкономил мне немало времени и научил многому, чего я не смог бы постичь. – Я полагаю, что твоя теория объясняет все известные нам факты, – осторожно сказал Хилвар. – К несчастью, она оставляет открытой самую большую проблему – первоначальное назначение Диаспара.

Советники Диаспара замерли в ожидании, и их собственная тревога с минуты на минуту росла по мере того, как продолжался этот безмолвный разговор. Но вот глава делегации очнулся от транса и с извиняющимся видом повернулся к председателю. — Мы только что получили из Лиза очень странные и тревожные новости,– — Олвин возвратился на Землю.

— спросил председатель.

Мы так не думаем, – сказала. – Если открыть путь, нашу страну заполонят любопытные бездельники и искатели сенсаций. Пока что лишь лучшие из ваших людей смогли добраться Этот ответ источал такое неосознанное и притом основанное на ложных предположениях превосходство, что Элвин почувствовал, как раздражение постепенно вытесняет былое беспокойство.

– Это неправда, – сказал он. – Уверен, что в Диаспаре не найдется другого человека, способного покинуть город даже при большом желании, даже если он будет знать, что существует возможность вообще куда-либо попасть.

Если вы отпустите меня, для вас это не будет иметь значения. – Это не мое решение, – пояснила Серанис, – и ты недооцениваешь силу рассудка, если думаешь, что барьеры, удерживающие твой народ в городе, непробиваемы.

Впрочем, мы не хотим удерживать тебя здесь насильно, но если ты вернешься в Диаспар, мы должны будем стереть все воспоминания о Лисе из твоего сознания. – Она на миг заколебалась. – Ранее этого никогда не делалось: все твои предшественники остались. Этот выбор был неприемлем для Элвина.

Он хотел изучить Лис, узнать все его тайны, выяснить, чем он отличается от его родины, но не менее решительно он был настроен вернуться в Диаспар, чтобы доказать друзьям, небеспочвенность своих мечтаний.

Он не понимал причин этой тяги к секретности, но даже поняв их, он бы не изменил своего поведения. Он сообразил, что должен выиграть время или как-нибудь убедить Серанис, что невыполнимости ее требований.

Его покрывали сорняки; почерневшие и спекшиеся от невообразимого жара, при приближении людей они стали рассыпаться в пыль, пачкая им ноги угольно-черными полосами. В центре пустого пространства стоял металлический треножник, прочно укрепленный в грунте. Треножник этот нес на себе кольцо, несколько наклоненное таким образом, что его ось упиралась в неведомую точку небосвода где-то на полпути между горизонтом и зенитом.

И высокие, грациозные золотоволосые люди, прогуливавшиеся среди домиков, явно отличались от населения Диаспара. Они не обращали внимания на Элвина, и это было странно – ведь его по сравнению с ними он был одет совершенно по-другому. Поскольку в Диаспаре температура никогда не менялась, платье там служило не более чем украшением и часто отличалось богатой отделкой.

Здесь же одежда выглядела в основном функциональной, изготовленной скорее для работы, чем для красоты, и часто состояла просто из одного куска ткани, обернутого вокруг тела.

Лишь когда Элвин порядком углубился в деревню, население Лиса отреагировало на его присутствие, причем в несколько неожиданной форме. Из одного дома вышла группа из пяти мужчин и направилась прямо к нему – словно они и в самом деле поджидали его прихода.

Элвин ощутил внезапное бурное возбуждение, и кровь застучала в его висках. Он подумал о тех роковых контактах, которые люди имели с другими расами на далеких планетах.

Здесь он встречался с представителями собственного рода – но насколько разошлись они в течение долгих эпох, пока их страны были изолированы друг от друга. Делегация остановилась в нескольких шагах от Элвина. Ее предводитель улыбнулся, протянув руку в старинном жесте дружелюбия.

По обе стороны устья коридора длиннейшие пандусы полого спускались вниз, к далекому полу. И все это залитое нестерпимым светом место покрывали сотни гигантских белых структур, настолько порой неожиданных по форме, что какое-то мгновение Олвину чудилось, будто он видит необыкновенный подземный город, Это впечатление было поразительно живым и осталось в памяти Олвина на всю жизнь.

И нигде глаз его не встречал того, что он так ожидал увидеть, — не было знакомого блеска металла, этой от века непременной принадлежности любого машинного слуги человека.

Здесь находились продукты конечной стадии эволюционного процесса — почти столь же долгого, кик и эволюция самого человечества. Его начало терялось в тумане Веков Рассвета, когда люди впервые научились сознательно использовать энергию и пустили по городам и весям свои лязгающие машины.

Пар, воду, ветер — все запрягли они в свою упряжку на некоторое время, а затем отказались от .

Мы так не думаем, – сказала. – Если открыть путь, нашу страну заполонят любопытные бездельники и искатели сенсаций. Пока что лишь лучшие из ваших людей смогли добраться Этот ответ источал такое неосознанное и притом основанное на ложных предположениях превосходство, что Элвин почувствовал, как раздражение постепенно вытесняет былое беспокойство.

– Это неправда, – сказал он. – Уверен, что в Диаспаре не найдется другого человека, способного покинуть город даже при большом желании, даже если он будет знать, что существует возможность вообще куда-либо попасть.

Если вы отпустите меня, для вас это не будет иметь значения. – Это не мое решение, – пояснила Серанис, – и ты недооцениваешь силу рассудка, если думаешь, что барьеры, удерживающие твой народ в городе, непробиваемы.

Впрочем, мы не хотим удерживать тебя здесь насильно, но если ты вернешься в Диаспар, мы должны будем стереть все воспоминания о Лисе из твоего сознания. – Она на миг заколебалась. – Ранее этого никогда не делалось: все твои предшественники остались. Этот выбор был неприемлем для Элвина.

Dating in Dubai : Meet the Most Exciting Singles in Dubai!


Hello! Would you like find a partner for sex? It is easy! Click here, registration is free!